В мире прекрасного

5 727 подписчиков

Свежие комментарии

  • Лидия
    Последняя голышка вызывает у меня какие-то кулинарные ассоциации, типа вкусная пышка или булочка.Станковая живопис...
  • Лидия
    Некрасиво...Женщины вдохновля...
  • Логинов Георгий
    Оригинально ....Женщины вдохновля...

Недолгая жизнь маленькой музы Чуковского, для которой он написал лучшие свои сказки

Недолгая жизнь маленькой музы Чуковского, для которой он написал лучшие свои сказки

Все мы с детства знаем и любим сказки Корнея Ивановича Чуковского. На его неповторимых мелодичных стихах выросли уже несколько поколений детей, поэтому в памяти людей он остался в большей степени как детский писатель. Однако в жизни поэта, публициста, литературного критика, переводчика, литературоведа и журналиста чудесные произведения для самых маленьких читателей «рождались» всего лишь около десяти лет, и писались они для одной девочки – младшей дочери писателя Марии, которую все в семье звали Мурочкой. В 2020 году исполнилось 100 лет со дня ее рождения.

К 1910-му году в семье молодого журналиста и писателя Корнея Чуковского было уже трое детей - Коля, Лида и Борис. Затем страну ожидала эпоха ужасных потрясений, сначала Первая Мировая война, затем – революция и Гражданская. В это время все выживали как могли. Писатель, чтобы прокормить свою большую семью, вынужден был браться за любую работу – он читал лекции для моряков Балтийского флота, в Красноармейском университете и в Доме искусств, чтобы хоть как-то иметь возможность свести концы с концами. Однако в разгар голода и разрухи у Чуковских неожиданно появился еще один ребенок. 24 февраля 1920 года Корней Иванович делает запись в дневнике:

«Долгожданное чадо, которое — чёрт его знает — зачем, захотело родиться в 1920 году, в эпоху гороха и тифа».

 

Недолгая жизнь маленькой музы Чуковского, для которой он написал лучшие свои сказки

К. Чуковский и Мурочка

Мурочка немного подросла, и 40-летний писатель, который был уже, кажется, опытным отцом, благодаря этому позднему ребенку вдруг открыл для себя удивительный мир детской фантазии. Все чаще он пишет в дневнике о своей младшей дочери, восхищаясь ею:

«17 января. У Мурки такое воображение во время игры, что, когда потребовалось ловить для медведя на полу рыбу, она потребовала, чтобы ей сняли башмаки. Сейчас она птичка — летает по комнатам и целыми часами машет крыльями…

Мы очутились с Мурой в темной ванной комнате; она закричала: «Пошла вон!» Я спросил: «Кого ты гонишь?» — «Ночь. Пошла вон, ночь».

Мурка плачет: нельзя сказать «туча по небу идет», у тучи ног нету: нельзя, не смей. И плачет».

 

Чуковский часто играет с дочерью, утешает ее в маленьких бедах. Именно в этих играх, беседах, уговорах поспать и поесть рождаются идеи для удивительных детских историй, которые счастливый папа начинает записывать. В 1925 году издается первый сборник стихов и сказок «Муркина книга». Конечно, писатель посвящает ее своей маленькой музе, ведь его Мурочка то там то здесь мелькает на страницах:

«Мура туфельку снимала,В огороде закопала:- Расти, туфелька моя,Расти, маленькая!...»

Удивительная детская логика все больше завораживает Чуковского. Иногда он так искренне и с удовольствием играет с дочерью, что у людей глаза на лоб лезут от удивления – например, девочка изображает собаку, а папа водит ее на поводке. В спокойные минуты они вместе занимаются серьезными делами – Мурочка учится читать и писать, знакомится с серьезными произведениями литературы. Правда, результаты, преломленные через непосредственное сознание ребенка, иногда оказываются неожиданными:

«1925 год. 24 августа. Понедельник. Муре очень нравится Пушкин. «Он умер? Я выкопаю его из могилы и попрошу, чтобы он писал еще. (…) А Ленин? Он тоже умер? Как жаль: все хорошие люди умирают…»

 

Недолгая жизнь маленькой музы Чуковского, для которой он написал лучшие свои сказки

Чуковский с дочерью

В семь лет девочка чуть не погибла от приступа аппендицита. Ее спасли, но начиная с этого момента над писателем словно нависает черная тень – он боится потерять дочь, которая не отличается сильным здоровьем. Одновременно его ожидают и неприятности другого плана - произведения, написанные для Мурочки и подаренные всем детям страны, подвергаются жесткой критике. В феврале 1928 года в «Правде» была опубликована статья заместителя народного комиссара просвещения РСФСР Надежды Константиновны Крупской «О „Крокодиле“ Чуковского»:

«Такая болтовня — неуважение к ребёнку. Сначала его манят пряником — весёлыми, невинными рифмами и комичными образами, а попутно дают глотать какую-то муть, которая не пройдёт бесследно для него. Я думаю, «Крокодила» ребятам нашим давать не надо…»

Вскоре эта травля принимает серьезные масштабы, и в литературной среде даже появляется негативный термин – «чуковщина». Писатель вынужден «отречься» от своих странных представлений о детской литературе и вернуться на проторенный путь соцреализма. В декабре 1929 года в «Литературной газете» Чуковский опубликовал письмо, в котором пообещал вместо глупых сказок написать сборник стихов «Весёлая колхозия». Правда, это обещание он так и не выполнил, потому что в дальнейшем стихов для детей вообще больше почти не писал. В его жизни начался самый страшный период – врачи обнаружили у Мурочки костный туберкулез. В те годы эта болезнь считалась практически неизлечимой.

Писатель увез дочь в Крым, лечил в лучшем детском санатории, однако беда, которую он так долго предчувствовал, все же настигла семью:

«Ночь на 11 ноября. 2 с половиной часа тому назад ровно в 11 часов умерла Мурочка. Вчера ночью я дежурил у ее постели, и она сказала:— Лег бы… ведь ты устал… ездил в Ялту…Сегодня она улыбнулась — странно было видеть ее улыбку на таком измученном лице.Так и не докончила Мура рассказывать мне свой сон. Лежит ровненькая, серьезная и очень чужая. Но руки изящные, благородные, одухотворенные. Никогда ни у кого я не видел таких. Федор Ильич Будников, столяр из Цустраха, сделал из кипарисного сундука Ольги Николаевны Овсянниковой (того, на к-ром Мура однажды лежала) гроб. И сейчас я, услав М. Б. на кладбище сговориться с могильщиками, вместе с Ал-дрой Николаевной положил Мурочку в этот гробик. Своими руками. Легонькая».

 

Недолгая жизнь маленькой музы Чуковского, для которой он написал лучшие свои сказки

В 2020 году исполнилось 100 лет со дня рождения Марии Чуковской

Марию Чуковскую похоронили на старом кладбище Алупки. Писатель с тех пор ненавидел Крым. До конца жизни он считал, что смерть дочери – это возмездие за его «отречение» в «Литературной газете» от их общих сказок. К детским произведениям он иногда пытался вернуться – в 1933-м опубликовал начатую еще давно книгу о психологии детей «От двух до пяти», во время войны в Ташкенте, в эвакуации пишет сказку «Одолеем Бармалея», которая опять пришлась «не ко двору», критика назвала ее «пошлой и вредной стряпней К. Чуковского». В 60-х писатель работал над Библией для детей, и книга под названием «Вавилонская башня и другие древние легенды» даже вышла в свет, однако позже весь тираж был уничтожен. По фотографиям на обложках книг мы помним Корнея Ивановича Чуковского маститым пожилым писателем, однако подавляющее большинство детских сказок и стихов он создал еще достаточно молодым - в те годы, когда рядом с ним жила его маленькая муза Мурочка.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх